На главную страницу
Поддержка сайта: [email protected]

Поддержка конкурса: Консультационная линия
Группа ВКонтакте

Сегодня день рождения:

Бондарь Л. Е.
финал конкурса 2016 года

Бурдукова Е. А.
финал конкурса 2017 года

 

Информация о конкурсанте

 


Все сказки начинаются с «однажды»

Но в памяти такая скрыта мощь, что возвращает образы и множит

То, что она будет педагогом, Елена Пичугина знала всегда. Но школьницей думала, что ее предназначение преподавать химию и биологию. А, как известно, практическое знакомство человека с химическими процессами восходит к глубокой древности, и за научными воззрениями виделись заблуждения эпохи, а за великими открытиями стояли люди, опережающие время. В этом хотелось разобраться, ведь интрига скрывается даже в происхождении слова «химия». По одной теории оно происходит от древнего названия Египта — Kham и, следовательно, должно означать «египетское искусство». Согласно другой теории слово «химия» произошло от греческого слова cumoz (сок растения) и стало символом жизни как в биологических процессах, так и в технологических, даже в таких грандиозных, как плавление металла. Следовательно, все дело в интерпретации событий! И Елена Викторовна стала историком.

Родителям Елены как передовикам производства на комбайновом заводе дали для дочери направление на учебу в сельскохозяйственный институт. Но когда дочь в утро собеседования, зареванная, твердо сказала, что свой выбор она уже сделала, инженер-технолог Лидия Николаевна не удивилась. Бабушка, Татьяна Александровна Аксенова, была заведующей детским садом № 90. Елена Викторовна прекрасно помнит, какой трагедией стало для бабушки закрытие сада в 90-х. И помнит, как ее все любили, уважали. Мама и сама окончила Рязанское педучилище, но пошла... на завод. А вот в девочке ее преподавательский талант, оказывается, не позволил себя закопать.

Намерения Елены Викторовны были вполне серьезными, она попробовала поступить на приглянувшийся ей естественно-научный факультет. Но недобрала полбалла... Разобиделась абитуриентка на судьбу безмерно и уехала из Рязани к бабушке с дедушкой в Спасский район (это там, где Окский биосферный заповедник, центр древнего Рязанского княжества, родина Константина Циолковского). Два года она нянчилась с деревенской малышней, и это так ей понравилось, что она решила пойти в учителя начальных классов. После педучилища дипломированный специалист оказалась перед весьма непростым выбором: нужно было искать работу. Но ее лучшая подружка мечтала об историческом, и реализации этой мечты мешала одна только малюсенькая деталь — она боялась поступать в университет одна! Елене Викторовне пришлось спасать друга, на истфак она пришла за компанию. И поступила. А вот агитаторша нет!

История заставляет Пичугину искать. Копаться в фактах, анализировать, выстраивать логические цепочки. Она, словно усердный коллекционер, перебирает сокровища исторических событий, выуживая драгоценные уроки деяний прошлого для свершений будущего. И ей нравится, что делает это она не одна, а вместе с юными, жадными до открытий, ненасытными, если дело касается раскрытия загадок и выявления истины, неугомонными исследователями — ее учениками.

— Федор Тютчев говорил: «Истинным защитником России является история», — размышляет о своей педагогической позиции Елена Викторовна. — Осмысление исторического нравственного наследия поможет формировать мировоззрение подрастающего поколения. Именно благодаря выбранной профессии я имею возможность влиять на становление мировоззрения моих детей, а благодатной почвой для этого служит российская действительность с ее «белыми пятнами» и неразгаданными тайнами. И на наших уроках в сотрудничестве с учениками рождается достоверное восприятие исторических процессов, умение, не обеляя и не очерняя, видеть историю как понимание жизни. Жизнь сложна и одновременно интересна. Она не позволяет останавливаться на достигнутом, ведь рядом всегда мои любимые ученики, надежные друзья. Радуюсь, когда дети ждут меня, делятся со мной своими достижениями и неудачами, просят совета и помощи. Поэтому мне необходимо постоянно совершенствоваться, развиваться, учиться, а значит, стремиться доходить «до самой сути в работе, в поисках пути, в сердечной смуте».

В прошлом году она выпустила в большую жизнь своих первых воспитанников, которых вела с 5-го класса до окончания их школьной жизни. Слез было пролито море! Сейчас они заходят к своей классной руководительнице, рассказывают о том, что происходит с ними, спрашивают совета, хвастают своими успехами  — многие поступили в РГУ имени Есенина на юридический факультет. Говорят: «Спасибо, благодаря вашим урокам, Елена Викторовна, учеба нам дается легко!» Им по-прежнему есть что сказать друг другу. Может, потому что времени прошло еще мало? А может, потому что слишком большую роль сыграли они в жизни друг друга. У нее опять пятиклашки, у нее опять вся история отношений пошла сначала: смуты и открытия, сопротивление и дружба. И ей опять нужно изменяться, ей необходимо работать, чтобы научить думать и их.

Но доходить до сути и на этом пути удивляться, радоваться, ощущать очарование профессии Пичугиной помогают не только ученики, но коллеги даже в большей степени.

— Я думаю, что не достигла бы такого успеха, — делится Елена Пичугина, — если бы не встретила Светлану Николаевну Шилкину и Марину Владимировну Набойкину. Это моя удача, без них я бы не вышла в открытое педагогическое сообщество — это однозначно!

В ее сумочке книжка Дмитрия Лихачева, которую она носит с собой всегда, готовая в любую минуту спросить совета у академика, старавшегося объяснить другим, почему так важно прожить жизнь с достоинством. Елене Викторовне тоже хочется приносить своими уроками людям добро и встречать каждый день так, чтобы вспомнить его было потом не стыдно.

Но круг ее чтения не ограничивается лишь академиком-гуманистом. Правда, определять самой то, что хочется, ни сил, ни времени нет, для этого у нее есть дочь Вика, старшенькая, девочка вдумчивая, глубокая, без пяти минут выпускница Агротехнологического университета. Она и советует маме почитать кого-нибудь из сестер Бронте, Виктора Гюго, увидеть эпоху в рассказе не дотошного летописца, а переполненного эмоциями и смысловыми аллюзиями художника. Как у Даниэля Пеннака: «...парадокс чтения: оно уводит нас от реальности, чтобы наполнить реальность смыслом».

Она любит их семейные поездки. По знаковым местам земли рязанской, в Константиново, в Солотчи, к Белому озеру. Ловят вместе рыбу, ныряют за раками. Это позволяет учителю рязанской школы № 48 отдохнуть, набраться сил. А еще они любят ездить на море. Три года назад удалось слетать на Крит, где они вчетвером с восторгом бродили по древним раскопкам, рассматривали исписанные иероглифами таблички, «печеньки», как назвала их Лера, ее младшенькая, гимнастка.

А еще бывает так. Ее ученик занимался генералом Скобелевым (детство героя русско-турецкой войны прошло на Рязанщине). И Елене Пичугиной захотелось побывать в местах, описанных в исследовании, в родовом имении Дмитрия Ивановича в Спасском-Заборовском. Та работа Алексея Сучкова участвовала в конкурсе «Ступени», имела успех, сейчас он учится в Академии права и управления.

— Мне больно видеть, — говорит Елена Викторовна, — когда у знающих свой предмет учителей процесс обучения превращается в ожесточенную войну только потому, что никакие духовные нити не связывают педагога и учеников, а душа ребенка — застегнутая на все пуговицы рубашка. Не идеализируя ребенка, не приписывая ему каких-то чудесных качеств, подлинный педагог не может не учитывать того, что детское восприятие мира, детская эмоциональная и нравственная реакция на окружающую действительность отличаются своеобразной ясностью, тонкостью, непосредственностью. Призыв Януша Корчака возвыситься к духовному миру ребенка надо понимать как тончайшее понимание и чувствование детского познания мира — познания умом и сердцем. Я твердо убеждена в том, что есть качества души, без которых нельзя стать настоящим учителем, и среди этих качеств на первом месте умение проникнуть в духовный мир ребенка. Только тот станет настоящим учителем, кто никогда не забывает, что он сам был ребенком. Беда многих учителей заключается в том, что они забывают: ученик — это прежде всего живой человек, вступающий в мир познания, творчества, человеческих взаимоотношений. Они измеряют и оценивают духовный мир ребенка только оценками и баллами, делят всех учащихся на две категории в зависимости от того, учат или не учат дети уроки. Без постоянного духовного общения ребенка и учителя, без взаимного проникновения в мир мыслей, чувств, переживаний немыслимо плодотворное сотрудничество. Учитель должен быть не только наставником, но и другом.

Елена Пичугина вновь и вновь повторяет, что ей посчастливилось работать в очень хорошем, творческом коллективе. Говорит, что на воплощение многих идей ее вдохновляет заместитель директора по учебной работе, учитель русского языка и литературы Светлана Шилкина. Она дорожит оценкой и советом завуча, биолога Марии Набойкиной, русиста Эльвиры Николаевой. Повезло Пичугиной с 48-й, она в этом убеждена.

На конкурсе «Учитель года России – 2014» Елена Викторовна тоже нашла близких по духу людей. Подружились они с Мариной Самуйленко из Брянской области, переписываются и надеются встретиться как-нибудь еще. С удовольствием общалась Пичугина и с Ольгой Бильбок из Севастополя.

Конкурс показал Елене Пичугиной, что можно изменить в своих уроках. И в то же время она увидела, что права в выборе профессии, в отношении к миру, к детям, к себе.

— Я стараюсь, чтобы такая закономерность, как объективный характер исторического развития, — отмечает педагог, — не заронила в юной душе мысли: все идет само собой, человек — это бессильная капля в могучем море истории. Поэтому ярко рассказываю о мужестве спартанцев в битве под Фермопилами, об Иване Сусанине, героях Великой Отечественной войны. Нужно донести до сердца и разума учеников истину, что исторические события объективно закономерны, но человек — творец истории, хозяин своей судьбы. Ведь именно в руках подрастающего поколения судьба нашей страны и будущее мира. Я вижу, что постоянное заучивание и зубрежка порождают инертность мысли. Тот, кто только заучивает, может много помнить, но если приходится найти в памяти азбучную истину, все в голове смешивается, человек делается беспомощным в проблемной ситуации. И необходимо учить тому, чтобы ребенок умел отбирать для запоминания только необходимое, а главное — умел думать и применять полученные знания. Рассказывая об исторических событиях, я в одних случаях растолковываю буквально все, в других оставляю что-то недосказанным — как раз из тех вопросов, которые можно объяснить с помощью знаний, приобретенных раньше. Главный метод учителя, на мой взгляд, не принуждение, а убеждение. Ведь то, что сегодня ребенок умеет делать в сотрудничестве и под руководством, завтра способен выполнять самостоятельно.

И как писал ее любимый Давид Самойлов: «Я зарастаю памятью, как лесом зарастает пустошь. И птицы-память по утрам поют, и ветер-память по ночам гудит, деревья-память целый день лепечут. И там, в пернатой памяти моей, все сказки начинаются с «однажды». И в этом однократность бытия и однократность утоленья жажды. Но в памяти такая скрыта мощь, что возвращает образы и множит... Шумит, не умолкая, память-дождь, и память-снег летит и пасть не может». Поэтому, считает Елена Пичугина, надо чтить прошлое, творить настоящее и верить в будущее.

Лора Зуева, «Учительская газета», № 14 от 7 апреля 2015 года



Гущин Д. Д.