На главную страницу
Поддержка сайта: [email protected]

Поддержка конкурса: Консультационная линия
Группа ВКонтакте

Сегодня день рождения:

Маргиева Н. А.
финал конкурса 2013 года

Суворова  И. М.
финал конкурса 2006 года

Парийчук А. М.
финал конкурса 2018 года

 

Информация о конкурсанте

 


О физике с любовью

Айна Зубхаджиева помогает ученикам постичь материальные и моральные законы этого мира

С первого взгляда на нее очевидно — перед вами человек, который никогда никого не может обидеть, только согреть, обнять, защитить, сказать ласковые слова. Теплый, светлый и какой-то родной, как мама или сестра. Только ужасно беззащитный. На ее жизнь и вправду выпали испытания, которые не дай бог пройти никому, однако она выстояла и пронесла эту свою трепетную любовь к людям сквозь кровь и потери. Айна ЗУБХАДЖИЕВА, физик из школы №42 Грозного, наверное, не могла не стать учителем. Ведь так она может изливать свою потребность в материнской заботе на самую чистую часть человечества. Оказалось, что только своих детей — их у нее пятеро — ей для этого мало.

Вообще она росла очень правильной девочкой, «золотой» и для учителей, и для родителей. Тем более что те и другие у нее в одном флаконе. Мама, Рашан Юнаевна, и папа, Нажмудин Насуханович, преподавали математику в школе 48 и 45 лет соответственно. А дедушка по маминой линии, Юн Эбзиев, до выселения чеченцев Сталиным работал директором школы №4 в Шали. Неудивительно, что ходила и в музыкалку, и в кучу кружков, а школу №8 в Шали — лучшую не только в их районе — Айна окончила с золотой медалью. Правда, педагогом, как многие учительские дети, стать не рвалась.

То есть была не такой уж правильной. В обход заготовленной, казалось бы, судьбе хотела быть... адвокатом.

— В 9-м классе мы писали сочинение, кем хотим стать, и я написала, что хочу защищать людей. Правда, от кого я их хотела защитить, я тогда не могла сформулировать, — улыбается Айна Нажмудиновна.

Но судьба, как водится, вела ее причудливыми дорожками и привела к ним домой известного чеченского ученого академика Ибрагимова. Хамзат Исмаилович, понаблюдав за прилежно делающей уроки девочкой, спросил ее: «Ты хорошо учишься?» — и предложил: «Приходи к нам, на физфак, у нас компьютеры!»

Слово «компьютеры» для моей героини звучало просто магически.

— В школе я компьютеров не видела, хотя очень хотелось с ними ознакомиться, а в университете, оказывается, целая комната «железа», и мне очень захотелось туда пойти, — признается Айна.

Вот главное противоречие в ней — внешность застенчивой, очень женственной и слабой натуры и брутальные, мужские, прямо скажем, профессиональные интересы. Может быть, они появились как раз для того, чтобы покрепче привязать слишком хрупкую душу к физическим законам мира, помочь ей жить на вечно изменчивой земле? В общем, нравились девочке точные науки. И относит это моя героиня к влиянию замечательных школьных учителей, особенно математика и классного руководителя Валентины Амбарцумовны Дашиянц и физики — Аллы Ивановны Кутейниковой.

Надо ли говорить, что Айна поступила в Чечено-Ингушский государственный университет имени Л.Н.Толстого (ныне Чеченский госуниверситет) на специальность «радиофизика и электроника» физфака без проблем. И поскольку у моей героини «всегда была тяга к технике», все, что связано с интерактивными технологиями, давалось ей легко. Впереди, казалось, большие перспективы, интересная, необычная работа — в сфере радиофизики, о школе в тот момент Айна и не помышляла. Но... в дело вмешались любовь и война.

На курсе было всего 4 девушки, вокруг одни парни. Они, конечно, окружили барышень повышенным вниманием, а Айна еще и редкая красавица. Вскоре ее высмотрел будущий муж Магомед-Али — студент с первого потока радиофизиков, на курс ее старше. Они были похожи друг на друга. «Отличник, ленинский стипендиат, примерный мальчик», — как охарактеризовала его жена. После второго курса она вышла замуж, и учеба, конечно, отошла на второй план. Пошли дети, рождение второго ребенка практически совпало с началом первой чеченской войны, и университет пришлось оставить. Она закончит учебу после двухлетнего перерыва — муж настоит и поможет. Но работа на стезе радиофизики опять отодвинулась — накрыла волной вторая чеченская.

Глупый вопрос, помнит ли она войну. Невыносимо громкий гул самолетов, взрывы, прятание в подвалах — все это она пережила вместе с мужем и детьми. Их у нее к началу второй чеченской войны уже было двое. А тут еще третья беременность... Муж отослал ее с детьми из Грозного от греха подальше в Ингушетию. Страшное было время. И все-таки их семья прошла через это.

Не знаю, все ли восточные семьи такие. В этой семье все друг друга поддерживают. Дочки помогают по хозяйству, муж — с детьми, он с пониманием относится к увлеченности супруги работой, небольшой зарплате, к тому, что жена вечно что-то тащит из дома в школу. Без поддержки родных у Айны Нажмудиновны вряд ли бы что получилось.

После войны республика стала отстраиваться и возвращаться к нормальной жизни. В Грозном снова открылись школы, но учителей в них катастрофически не хватало. И когда Айну позвали, она откликнулась.

Сначала их 42-я школа, разрушенная прямым попаданием, ютилась в детском саду. Потом здание отстроили заново. Но задний двор до сих пор хранит в земле страшное наследие войны — неразорвавшийся снаряд. Сейчас школа одна из лучших в Грозном.

Когда она поняла, что школа ее призвание, что к этому, может быть, и подводил ее Всевышний?

— Сначала было трудно, потом втянулась, и работа начала нравиться, — вспоминает Айна Нажмудиновна. — Потом уже не могла без нее. Когда уходила в декрет, так завидовала коллегам, что они остаются работать с детьми!

Чеченским учителям почти не приходится заниматься вопросами дисциплины — дети воспитаны в уважении к старшим. Тут многие российские коллеги могут позавидовать: знай себе занимайся своей прямой работой. У Айны Нажмудиновны это получается с успехом: любимую физику она старается преподнести своим ученикам как можно доходчивее и интереснее. Больше всего полюбилась ей технология блочно-модульного обучения, когда учитель чередует блоки теории и практики и сам выбирает, сколько часов уделить той или иной теме, как ее преподнести. Технология позволяет и каждому ученику выбрать самостоятельную и посильную траекторию обучения. Самостоятельность — это ли не ценность во все более инфантилизирующемся мире?

Само собой, интерактивную доску и прочие технологии учительница физики освоила одна из первых в школе и с удовольствием использует на уроках. Постоянный ее спутник — ноутбук с дисками, на которых записаны видео— и анимационные материалы, а также виртуальные лабораторные работы. Любит она использовать на уроках и игры, и кроссворды, и интересный исторический материал.

Конечно, и без старых добрых опытов не обходится, ведь именно на физике дети могут проверить земные законы своими руками. Умному учителю нужно лишь подобрать интересное задание и незаметно направлять ход работы.

В этом я могла убедиться на уроке Айны Зубхаджиевой на финале конкурса «Учитель года России – 2013». Учитель только закинула школьникам удочку, попросив сесть по сторонам света, как ребята из подмосковного Подольска догадались, что речь идет о компасе, а там незаметно подошли к теме «Магнитная лаборатория». Гостья выдала каждой группе по игрушечному грузовичку «сокровищ», в котором были кусочки магнита, скрепки, проволока и прочие подручные материалы, и предложила сотворить из них любое приспособление, действующее при помощи магнита. В каждой команде были выбраны инженеры, фотограф, докладчик, и понеслось! И мальчики, и девочки наперебой предлагали разные идеи, с энтузиазмом прикручивали и примагничивали одни детали к другим. Айне Нажмудиновне оставалось только наблюдать, одной-двумя фразами направлять ребят и, конечно, радоваться самостоятельности учеников. Гостья не скупилась на похвалы: ребята представили аж 4 работающие модели — магнитного сортировщика, металлоискателя, магнитного крана и пинцета. Здесь снова понадобился опыт учителя — уточнить название технических приспособлений, функции и спектр их действия. Ведь не все, даже взрослые, знают, что магнитные пинцеты годятся не только для того, чтобы достать какой-то металлический предмет вроде иголки из колбы, как сделали ребята, но и для изучения структуры клетки в биологии и медицине.

...Во время финала было заметно, что Айна немного волнуется, но я и не подозревала, что главная причина ее состояния — пятый ребенок, которого она тогда носила под сердцем.

— Было психологически трудно — повышенная эмоциональность, беспокойство за ребенка, а тут еще стресс от конкурса, — призналась мне сейчас Айна. — Но меня наши сопровождающие оберегали, все родные поддерживали, надо же было за честь республики постоять. К тому же я всегда рада чему-то новому научиться, посмотреть, что и как делают коллеги...

Сейчас Саиду-Эми, а ей предсказали на конкурсе мальчика и будущего физика, полгода (а старшему уже 21!). Айна сидит с сыном, но мечтает вернуться в школу и лелеет планы начать преподавать физику в 5-м классе, как это делают в Подольске.

Огорчает ее, что выпускники пока не столь охотно, как раньше, идут учиться техническим специальностям и точным наукам.

— У нас был интересный опыт — в 2010-2011 годах наше Министерство образования приняло решение сдавать выпускникам физику как обязательный предмет, — говорит Айна. — Это дало свои результаты, повысило конкурс и уровень нашего физфака. А когда физику опять сделали предметом по выбору, ее стали сдавать немногие: все-таки сложный предмет, а еще действует авторитет родителей — обычно они решают за детей, куда те пойдут учиться.

Айна Нажмудиновна искренне болеет за родную ей физику и альма-матер. Тем более что родственные связи здесь как нельзя более кстати — муж-то, долгие годы проработав преподавателем в университете, стал деканом физфака, и ему талантливые студенты очень нужны. Зубхаджиевы делают одно общее дело. Горят им.

— Муж меня всегда поддерживает, — говорит Айна Нажмудиновна, и слышатся в ее тихих словах и любовь, и гордость за любимого человека. — Он помогает талантливым выпускникам, моим в том числе, ставшим студентами, университет имеет возможность выделять стипендии, направлять ребят на семинары, по обмену отправлять в Англию, Германию.

Я по-хорошему завидую ученикам Айны Нажмудиновны — их учительница излучает негромкую, но стойкую любовь и настоящую доброту. И может быть, это главный ее урок, который дети воспринимают на подсознательном уровне. Мне кажется, рядом с ней каждый из них, а выпустила она два с половиной класса (не довела до конца один, потому что ушла в декрет), чувствует себя утешенным, обласканным, любимым. Она их защищает, как мечтала с детства, от последствий войны, от «пропасти во ржи» подросткового возраста, от соблазнов нашего времени — именно этой своей твердой уверенностью в том, что они хорошие, что люди достойны света и счастья. И собственные дети — Саид-Али, Марьям, Элита, Тамила, маленький Саид-Эми, и муж Магомед-Али вряд ли чувствуют себя обделенными. Ее любви на всех хватит.

Татьяна Ефлаева, «Учительская газета», № 31 от 5 августа 2014 года



Гущин Д. Д.